June 15th, 2010

главкошак

Объявления в «Московских Губернских Ведомостях» в 1786 году

Найдено в "Русской старине" за 1896 год.


февраль, среда 25-го № 16.
Англия, из Лондона. Февраля 3-го, Один забавник пересчитал в здешнем городе всех женатых мужчин и замужних женщин и хочет ежегодно издавать список оных. По его исчислению (в справедливости которого позволяется однакож усомниться) находится здесь:
Жен, которые убежали от своих мужей------1,132
Мужей, которые оставили своих жен--------2,348
Разведённых законно мужей и жен----------4,175
Супругов, кои живут в явной между собою вражде---17,345
Супругов, кои пред глазами чужих людей живут хорошо друг с другом, а в самом деле один другого терпеть не могут---13,279
Супругов, кои равнодушны друг к другу----55,246
Таких, коих посторонние почитают счастливыми---3,175
Таких, кои в сравнении с другими благополучны---137
Действительно счастливых пар---13
------------96,840

№ 27. Пятница 3 апреля.
Против Гостиного двора в доме г. Шемякина в книжной лавке под №21, продаётся книга: «Способ изведанный опытом превратить ветреную и упрямую жену в постоянную и послушную». 35 к..


№ 36. Среда 6 мая.
В 7-ой части 4-го квартала под № 35 на Пречистенке, продаётся самая лучшая Русская Женщина. О цене спросить в сем доме у Гаврилы Кожемякина.

Ученый, царь и гражданин

В 96-м году, в Нижнем, на заседании одной из секций Всероссийского торгово-промышленного съезда обсуждались вопросы таможенной политики. Встал, возражая кому-то, Дмитрий Иванович Менделеев и, тряхнув львиной головою, раздраженно заявил, что с его взглядами был солидарен сам Александр III. Слова знаменитого химика вызвали смущенное молчание. Но вот из рядов лысин и седин вынырнула круглая, гладко остриженная голова, выпрямился коренастый человек с лицом татарина и, поблескивая острыми глазками, звонко, отчетливо, с ядовитой вежливостью сказал, что выводы ученого, подкрепляемые именем царя, не только теряют свою убедительность, но и вообще компрометируют науку.

В то время это были слова дерзкие. Человек произнес их, сел, и от него во все стороны зала разлилась, одобрительно и протестующе, волна негромких ворчливых возгласов.

Я спросил:    

- Кто это?

- Савва Морозов.

Максим Горький, очерк "Савва Морозов"