Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

боярин смеётся ("петр первый")

На реке Вятке.

Отрывок из очерка Николая Оглоблина "На реке Вятке. Из путевых заметок" (1904 год).
"Какой-то вятский пароход шел вверх по своей реке, а навстречу ему медленно спускался плот. День был погожий, и многочисленная публика высыпала на верхний балкон. Командир, отбывавший вахту, спустился сверху и любезно занимал дам разговорами. Вдруг подбегает к нему богатый лесопромышленник - почтенный старец с благообразным обликом патриарxa и убедительно просит позволения "малость покричать в рупор своему плоту". Командир разрешил. Старец взлетает наверх, схватывает рупор и громогласно разрешается такой неистовой матерной бранью по адресу запоздавших с плотом бурлаков, что даже вятчане ахнули, а уж не они ли мастера ругаться! Пожалуй, и ветлужским бурлакам не уступят...
Командир спохватился, бросился отнимать "изгаженный" старцем рупор, но уже было поздно: дамы попрятались в каюты, а вятчане оживленно дебатировали на тему, как это он "больно ловко, страсть как хорошо, отчехвостил бурлаков"... А "он", лишенный возможности еще "малость покричать" бурлакам, долго стоял у борта и молча грозил увесистым кулаком... Огорошенные бурлаки не сводили глаз с разгневанного хозяина и все отвешивали ему поклоны, о чем-то галдя между собою...
В другой раз встретились на Вятке пассажирский и буксирный пароходы, командиры которых - непримиримые враги - были на вахтах. Публика, по обыкновению, высыпала посмотреть на встречный пароход, многие навели бинокли на буксир, и вдруг - живая картина: командир буксира выскочил из лоцманской будки, повернулся спиною к командиру пассажирского парохода, согнулся и... начал снимать "невыразимые"...
Вятчане нашли и этот маневр "больно ловким". Ну, разумеется, о вкусах не спорят..."
------------------------------
В 1900-е годы историк и писатель Николай Оглоблин совершил несколько путешествий по русским рекам. В результате им были написаны путевые заметки. Рассказ, посвященный путешествию по реке Вятке в мае 1904 года на пароходе товарищества Вятско-Волжского пароходства, был напечатан в журнале "Русское судоходство" в 1905 году. Очерк, довольно критический к порядкам на вятских пароходах, вызвал неудовольствие владельцев и руководства Вятско-Волжского пароходства. Однако помимо критики в очерке много верных, точно подмеченных автором моментов.

Весёлая вдова

Весёлая вдова

Этот анекдот взят из книги г-на Рише (Richer) «Крупные следствия от малых причин» (Great Events from little Causes), который нашёл его в неких мемуарах, случайно попавших ему в руки.

Мадлин де Сенетэр (Madeline de Senetaire), вдова Ги де Сент-Экзюпери (Guy de St. Exuperi), после смерти мужа удалилась от света в замок Миромон (Miraumont), где она была намерена провести остаток своей жизни, не выходя более замуж. Она была не из тех, которые за внешними приличиями прячут безнравственное поведение, но вела добродетельную жизнь, пользуясь почтительным уважением со стороны молодых дворян, которых привлекала её красота.

Однажды в компании своих поклонников она с одной из башен своего замка увидела г-га Менталя (Mental), королевского лейтенанта в Лимузене. Во главе группы кавалеристов он конвоировал несколько человек в тюрьму только потому, что их подозревали в принадлежности к гугенотам. Как правило, красивым женщинам свойственна сострадательность. Мадлин де Сенетэр не могла бесстрастно смотреть на несчастных людей, влекомых в узилище. Сочувствие к ним пробудило в ней желание их освободить. Подумав несколько минут над тем, как лучше осуществить свой план, она обратилась к своим поклонникам с такой речью: «Вы часто жалуетесь на то, что я не даю вам случая доказать искренность вашего желания мне служить. Я предоставлю вам такой случай. Вы должны вместе со мной отправиться на борьбу за освобождение этих несчастных, которых Менталь заковал в цепи и влечёт в тюрьму. Они люди. Поэтому давайте примем во внимание тот факт, что они страдают, а не их вероисповедание».

Поклонники были готовы немедленно отправиться с нею по зову красоты, ни о чём не раздумывая. Вдова, одевшись амазонкой, возглавила отряд и повела его против Менталя. Её отряд обратил солдат Менталя в бегство и освободил пленников.

Королевский лейтенант, взбешённый тем, что женщина заставила его отпустить добычу, собрал более тысячи человек войска и осадил замок Миромон. Но энергичная вдова сделала вылазку со своими приверженцами и напала на отряд Менталя, нанеся ему поражение, несмотря на его численное превосходство. Он пытался спастись в соседнем замке, но был ранен пулей, упал с лошади и спустя несколько часов скончался.

Узнав об этом инциденте, Генрих Третий приказал нескольким офицерам с их войсками отправиться туда и сровнять замок Миромон с землёй. Новость распространилась по всей провинции, где мадам де Сенетэр пользовалась уважением за своё знатное происхождение и добродетели. Все дворяне почитали своим долгом помочь ей и поэтому предложили свои услуги. Вследствие этого офицеры, получившие приказ к осаде замка, побоялись даже вторгнуться в провинцию, и вдову оставили в покое.

Legendary!

(no subject)

Нашла сегодня жутко стебную статью из какой-то левой газеты 80-х годов XIX века. Меня интересовал, прежде всего, П.А. Кропоткин, потому и выписала себе только кусочек о нем... надо было этот шедевр целиком перекатать :)
Статья посвящена Священной дружине - тайной праворадикальной организации, которая собиралась бороться с нигилизмом "его же методами" и была организована по принципу масонских лож.

"Ходят слухи, что в прошлом году хотели овладеть Кропоткиным при помощи какого-то снотворного зелья и затем препроводить в Россию в гробу, что за это дело брался некий шпион Мейн, бывший член Интернационального общества рабочих. Захват Кропоткина, как главаря исполнительного революционного комитета интересовал их. Но предприятие это оставлено без исполнения в виду уведомления дружины Барановым, что за границей никакого центрального комитета не имеется, а что необходимо искать его в России, именно в Петербурге и чуть не "заседающего" в Мраморном дворце, где так же гранятся и сами "бомбошки". Дружинники были не прочь искоренить его и здесь, но не знали как и где. Мраморный дворец оказался обиталищем престарелых фрейлин, "не подлежащих подозрению в соприкасательстве". "Бомбошек" при них не оказалось. Стали наряжаться пейзанами и "нигилистами", навязывать фальшивые бороды и в том виде проникать в преступную среду. Но здесь последовала неудача, на первых же порах одного наиболее прыткого, сиятельного дружинника-офицерика отодрали по ошибке в участке."
(ф. 1766, оп. 1, ед. хр. 1, С. )
leschinsky

Как раньше крепко строили

Николай Хрисанфович Рыбаков (1811 - 1876), знаменитый российский театральный актер-трагик, был в свое время еще очень популярен и как великолепный, скажем так, рассказчик. Вот одно из его устных выступлений — рассказ о постройке какого-то столичного театра, свидетелем которого он непременно был сам:

— Прежде чем строить его начали, стали в землю вбивать сваи... Только войдут они, сваи-то, в землю и сравняются с площадью, сейчас же еще другую партию свай поверх тех бьют. И таким образом штук сорок их друг на дружку в землю стоймя ставили. Это всегда так фундаментальные здания строят… Вот это вбивали, вбивали и вдруг из Парижа заказное письмо приходит. Пишут в нем: «Остановитесь: ваши сваи на самом красивом месте в Летнем саду сажени на четыре высунулись и производят безобразия». Ну, наши, конечно, остановились, потому что войны не хотели, и послали туда телеграмму: «Облепите сваю в статую, и пусть она у вас будет на манер памятника, а надпиливать ее не смейте, потому что она казенная».
(М. И. Пыляев «Оригиналы и чудаки», СПб, изд. Суворина, 1898, с. 522)
  • diabaz

Юмор отцов-пустынников

Один весьма требовательный епископ прибыл с визитом в монастырь в Фиваиде. Когда его пригласили к трапезе, он сказал:
- Мне довольно будет двух яиц, но изжаренных на камне, а не на противне, нежных, не пережаренных, хорошо посоленных, но без перца, сдобренных четвертью ложки масла, а главное – очень горячих.
Брат-кухарь поклонился и сказал:
Все будет сделано по твоему желанию, владыко. Курицу, которая снесла эти яйца, зовут Сизина. Ее имя тебя устраивает?
Collapse )

Сборник шуток и остроумных притч монахов времен раннего христианства.
http://www.edit.francis.ru/index.php?show=lib&book=1056502602
  • vst

Про счастливого тирана Самоса

Навеяло постом про кольцо королевы.

Как пишет Геродот, до царя Египта Амасиса, считавшегося великим мудрецом, дошли как-то слухи о великом преуспевании его союзника Поликрата, тирана Самоса, и это очень встревожило царя. Когда же Поликрат стал еще гораздо больше преуспевать, Амасис написал такое послание тирану: "Приятно узнать, что друг наш и гостеприимец счастлив. Но все же твои великие успехи не радуют меня, так как я знаю, сколь ревниво божество к человеческому счастью. Поэтому я желал бы, чтобы и у меня самого и моих друзей одно удавалось, а другое нет, чтобы лучше на своем веку мне попеременно сопутствовали успехи и неудачи, чем быть счастливым всегда. Ведь мне не приходилось слышать еще ни об одном человеке, кому бы все удавалось, а, в конце концов, он не кончил бы плохо. Поэтому послушайся моего совета теперь и ради своего счастья поступи так: обдумай, что тебе дороже всего на свете и потеря чего может больше всего огорчить тебя. Эту-то вещь ты закинь так, чтобы она больше не попалась никому в руки. И если и тогда успехи у тебя не будут сменяться неудачами, то и впредь применяй то же средство по моему совету".

Поликрат прочел послание и понял, что совет Амасиса хорош. Он стал размышлять, потеря какой драгоценности больше всего огородит его. А, обдумывая, Поликрат вспомнил вот что. Был у него смарагдовый перстень с печатью, в золотой оправе. Этот-то перстень Поликрат и решил забросить и так и поступил. Посадив людей на корабль, он сам поднялся на борт и приказал затем выйти в море. Когда корабль отошел далеко от острова, Поликрат снял перстень и на глазах у всех своих спутников бросил в море. После этого он отплыл назад и опечаленный потерей возвратился во дворец.

А спустя пять или шесть дней после этого случилось вот что. Какой-то рыбак поймал большую красивую рыбу и решил, что это достойный подарок Поликрату. Рыбак принес рыбу к воротам дворца и сказал, что желает предстать перед Поликратовы очи. Когда желание рыбака было исполнено, он подал Поликрату рыбу со словами: “Царь! Поймав эту рыбу, я не захотел нести ее на рынок, хотя и живу от трудов рук своих. Я решил, что она достойна тебя и твоего царства. Поэтому я приношу ее тебе в дар”. А Поликрат обрадовался таким словам и отвечал: “Ты поступил прекрасно. Я благодарю тебя вдвойне: за речь и за подарок. Приглашаю тебя на обед”. Рыбак, польщенный, отправился домой, а слуги выпотрошили рыбу и нашли в ее брюхе тот Поликратов перстень. Увидев перстень, они тотчас же с радостью понесли его Поликрату. Отдавая перстень, слуги рассказали, как он нашелся. А Поликрат понял, что это божественное знамение и написал Амасису послание обо всем, что он сделал, и что из этого вышло.

Амасис же, прочтя послание Поликрата, убедился, что ни один человек не может уберечь другого от предреченной ему участи и что Поликрат не кончит добром, так как он преуспевает во всем и даже находит то, что сам забросил. Так вот, Амасис послал на Самос вестника объявить, что разрывает свой союз и дружбу с Поликратом. А поступил так Амасис ради того, чтобы не пришлось ему сокрушаться о Поликрате, как о своем друге, когда того постигнет страшное бедствие.

Поликрат дорого заплатил за свое счастье. Во время его визита к сатрапу Малой Азии Орету последний приказал умертвить тирана способом, о котором Геродоту не хотелось даже рассказывать, и распять его тело на кресте.